У каждого дерева свой характер

Оберег — осознанно изготовленный предмет, наполненный силой заговора, для охраны, защиты от дурного и сохранения целостности чего-либо или кого-либо.

Оберег начинает «работать» благодаря мыслеформе и психической энергии его создателя, поэтому это может быть любой предмет из любого материала, но оберег, изготовленный из природных образований, несет в себе еще и светлую силу Природы.

Одним из самых сильных считался деревянный оберег, т. к. образ дерева раньше был для человека священным: к деревьям относились как к живым существам, имеющим волшебную силу, их любили, им поклонялись и даже побаивались. В священных рощах молились, творили обряды, устраивали праздники, считая их местами силы. Старым деревьям, например, орешнику, даже исповедовались, встав на колени и обхватив руками ствол.

Дерево соединяет собой три мира — подземный (корни), земной (ствол) и небесный (ветви) — в образе Мирового Древа можно увидеть мир как единое целое и человека, как частицу этого мира. Символ древа жизни довольно парадоксален: дерево в основном извлекает силу из земли при помощи корней, в то время как человек получает его из божественного источника на небесах.

Это нашло отражение в многочисленных образах «перевернутого» дерева — его корни простираются в небеса, а ветви погружены в толщу земли. Хотя, если человек обнимет дерево и начнет с ним общаться, сливаясь с его внутренней сутью, получается усиление потока, соединяющего все три мира.

Листва, опадающая и вновь вырастающая в рамках каждого годичного цикла, символизирует вечное возрождение жизни. Во многих культурах существует обычай сажать дерево, когда рождается ребенок. Устремляя свои ветви к небу, оно должно напоминать ему о прямоте, зрелости и ответственности за свои поступки, а так же и о том, что жизнь дается человеку для познания. Древо познания — образ мудрости, источником которой является понимание добра и зла. Человек, пришедший в земной мир — молодая веточка на Древе своего рода. В его силах сделать так, чтобы эта ветвь развивалась, разрасталась, цвела и давала плоды.

Дерево означает зачатие и плодородие и часто изображается на женской одежде. Как бусины единого ожерелья рассыпаны традиции и обряды по всей Земле, что лишний раз подтверждает наше всеединство. На территории Ближнего Востока, от Средиземноморья до Индии можно увидеть одиноко стоящее у источника дерево, покрытое алыми ленточками, будто цветами весной: их повязывают женщины, не имеющие детей в надежде изменить свою судьбу. В Южной Индии новобрачные «женят» два дерева — сажают мужское и женское дерево вместе и сооружают вокруг них святилище, чтобы они могли расти в полной безопасности, и их плодородие стало залогом супружеского счастья пары. В Северной Америке и в Юго-Западной Африке молодые люди, которые намерены вступить в брак, должны прежде обручиться с плодовым деревом, чтобы сила плодородия перенеслась на новую семью. Во время карнавала в Хильдесхейме в Германии женщин традиционно стегают еловыми ветвями, чтобы они могли зачать новую жизнь.

В основе многих поверий лежит представление о тесной связи жизненных этапов и судеб человека и дерева, а также соотношение по внешним признакам: туловище — ствол, руки — ветви, ноги — корни, кровь — сок... В человеческом теле существует множество структур, организованных по характерному для дерева принципу ветвления. На рентгеновских снимках альвеол легких и кровеносных сосудов сердца можно четко различить древоподобные структуры. Наши ментальные и эмоциональные процессы имеют ту же самую модель ветвления: эмоция возникает вследствие какого-то события, которое кажется нам причиной данного переживания, хотя подлинный корень нашего чувственного восприятия скрыт во тьме бессознательного, подобно тому, как корни дерева прячутся в глубине земли.

Символ дерева вошел в нашу генетическую память, в сферу бессознательного и как первичный образ преобладает в самых ранних рисунках любого ребенка.

В древности прежде, чем срубить дерево или срезать ветку с ним договаривались. Считалось, что когда дерево рубят, оно кричит от боли. Существовали запреты рубить некоторые породы деревьев: «Топором нельзя рябину сечь — пока не засохнет сама своей смертью» (рябина отождествлялась с богиней).

Виды деревьев делили на мужские и женские.

Великан и долгожитель,
И силач он, и строитель,
И красавец, и целитель,
И кормилец, и воитель!
Всем и каждому знаком,
В землю врос он глубоко.
Победителю любому,
Дарим мы венок ...?...

Дуб символизирует мужское начало, мощь, силу, твердость. Именно дуб изображается как Мировое Древо: он был посажен в начале сотворения мира, стоит на силе Божьей и держит на своих ветвях остальной мир. В заговорах и песнях дуб отождествляли с мужчиной. «Дуб-дубина, богатырский детина» поднимается из-под земли как великан исполинский. Наши предки-славяне считали его деревом Перуна. Дуб обещает защиту и покровительство, и слово свое крепко держит.

Любовь людскую Дубок завоевал прочностью своей и долговечностью. За неподатливостью и мощью душа добрая и отзывчивая прячется: готов силу свою передать на доброе дело. Бывало, что больных детей носили в лес, раскалывали там надвое молодой дубок, трижды протаскивали через него ребенка, а потом связывали дерево ниткой. Дубок понапрасну силушку свою растрачивать не станет: будет за жизнь бороться, ведь «если по-русски скроен, то и один на поле — воин».

Оттого и даровано Дубу жить до двух тысяч лет, оттого богатыри былинные силой, стойкостью и добротой с деревом-великаном отождествляются. Растет Дуб-богатырь многие лета, хранит мудрость земли родной, вдохновляет примером праведным поросль молодую зеленую — и на том стоит!

В нарядной чистенькой рубашке
Играет с солнышком в пятнашки.
Проста красою горделивой —
Земли родной и соль, и символ...
Насквозь Россея ей пронизана —
Она на радость русским призвана.

Нет во всем свете одежды ослепительнее и белее, чем наряд Березоньки нашей. Оттого все невесты красивы, что березками становятся.

Дарит себя Береза людям вся без остатка — от листочка до корней, что глубоко в землю уходят, и являет собой абсолютный образ женственности. «Бер» означает «берегиня» — доля такая женщине дарована.

Береста — удивительная жемчужина березовая, словно бархатная кожа, тепла, эластична, упруга. Северяне щеголяют в ступнях (лаптях), сплетенных из берестяных полос.

В стародавние времена русичи придумали туеса из коры березовой делать — это прадедушка термоса нынешнего. Только туесу термос стеклянно-пластмассовый по всем статьям проигрывает. Стоит влаге с Берестой соприкоснуться, сразу свойства чудно-серебряные в дар получает, и хранится после долгое время, качества не теряя. Сохранение тепла в переносном смысле: тепла душевности родного очага тоже женская задача.

Чары чудодейственные березе приписывают — может хворь от человека на себя принять. Подойдя к дереву с поклоном, надо сказать: «Кину хвори свои под березовый куст, чтоб не болело да не щемило.» А если ребенок в семье заболел, следовало его в березовой кадушке искупать, а воду после этого под корень березы выплеснуть с приговором: «С листа вода, с Иванушки худоба!»

Посаженные вокруг деревни березки выполняли защитную функцию, оберегая ее жителей от бед и напастей. В старину считалось, что только березовый веник может сор из избы вымести вместе с нечистью.
Девушки ополаскивали ежедневно лицо с отваром из листьев березы — красоты у деревца долголетней просили.

Березка успокаивает и утешает, она обладает качествами согласия и примирения, как мудрая мама. Это дерево проявляет свойства всех богинь, но особенно сильна его связь с Ладой и Живой.

В обрядовых приговорах при сватовстве дуб и береза выступали как символы невесты и жениха: «У вас есть Береза, а у нас — Дуб!»

Если дуб и береза — яркое выражение мужественности и женственности, то есть деревья, сочетающие в себе и те, и другие качества. Например, сосна.

Сосна — это дерево солнца и света, даже ее кора способна аккумулировать солнечный свет. У сосны и мужские и женские цветки растут на одном дереве — она сама себя оплодотворяет и является в этом смысле воплощенной подательницей жизни. Часто сосна «стоит одиноко», как будто подчеркивает свою самодостаточность.

Это дерево дает возможность чувствовать ток жизни и пробуждает внутренний свет, что оберегает нас от депрессии. Сосна помогает увидеть свет в любой ситуации, которая на первый взгляд кажется темной и безнадежной.

Оно способно восстанавливать жизненные силы, которые мы теряем, загоняя себя в жесткие рамки и отрываясь от источника жизни: об этом говорят симптомы, привычные для городского жителя — утомляемость, слабость, сонливость, вялая работа внутренних органов. Энергия сосны напоминает, что внутри у нас есть божественная искра жизни, и хотя ограничения могут не давать нам свободно действовать, но течение жизни не остановить.

В сосновом бору всегда чувствуешь радость, подъем, легкость и просветление чувств. М. Пришвин называл сосны «зажженными свечами великого храма Природы».

Ель, сосновая сестрица, является символом тайны и жизни вечной. Не любит она на солнышке долго греться, выбирает места тенистые. Ее колючесть и сильный смолистый запах учитывают при изготовлении оберегов.

В канун купальской ночи еловые ветки втыкают перед воротами, в стреху крыши, чтобы уберечься от ведьм. Часто при первом удое процеживают молоко через положенные крест-накрест еловые веточки, чтобы оно не испортилось.

Слезы еловые, янтарные, что из ствола проистекают, «серкой» прозвали. Много чего из серки приготовить можно. Исстари бальзамы смольные применяли для врачевания ран и лечения цинги.

Сила таинственная, что в елочке есть и душевные раны лечить умеет: нет достойной замены ей в делах тонкострунных — домбрами, балалайками, гуслями и плясать, и плакать народ заставит.

При строительстве дома коньков, что крышу венчают, чаще всего вырезали из стволов Ели, выкопанных с цельными корнями. И красовался конек, завершая крышу, не просто так, а со смыслом: конь на Руси — символ силы, добра и благополучия, а Ель — хранительница вечной жизни.

Именно это свойство елочки нашло применение в поминальной обрядности. У старообрядцев принято было прямо в лесу подкапывать корни большой ели, немного выворачивать ее из земли и в образовавшуюся яму класть тело умершего без гроба, а затем сажать ель на прежнее место.

Ель — дерево Велеса. Связь ели с потусторонним миром находит отражение в мифологии — это мотив счета хвоинок. Он встречается и в заговоре от детской бессонницы: «Поди, заря, в лес, сядь на елку, считай себе иголки. Там тебе дело, там тебе работка. Моего дитятка сердечного знай не задевай». Ну а веселая бывает елочка под Новый год — ее это праздник!

Клен кудрявый издавна видился человеком заколдованным, поэтому дрова из него не делали — боязно, вдруг душу человеческую погубишь. По той же причине хозяйки никогда хлеб в печи на кленовый лист не укладывали — длань чужую в огонь задвигать грешно. И уж упаси, Бог, доску кленовую на домовину употребить: все равно, что двух покойников в одной могиле упрятать.

В таинственные кленовые силы верили наши предки и приглашали Клен в священнодействия. «Крылатки» — кленовые семена прикапывали под порог дома для оберега, а над кроватью вешали яркую веточку с листьями, чтобы любовь была такая же крепкая и яркая.

Клен часто связывали с образом юноши, витязя, возлюбленного. В старинном русском причитании клен — единственный, ненаглядный избранник: «Клен зеленеет там, куда приедет милый. Закрою его след листом кленовым — не полюбится он другой. Если не слышит милый, что мелют злые языки, смотрит только в глаза мои, то не вянет Клен за окошком. Натяну струну звонкую на сухую ветвь Клинь-дерева, спой мне песню свою разудалую. Но не поет свою песню милый мой, строит корабль легкокрылый кленовый, чтоб уйти в края неведомые, поиграть силушкой нерастраченной. Буду снова ждать-горевать, Клену кланяться, воротился чтоб милый мой, чтоб снова зазеленел Клен листом широким, приветливым».

Возьмет ратник копье кленовое и будет стоять на рубежах стойко и праведно, особенно если загодя приговором охоронится у бабки-ведуньи: «Оборони ты, девица, меня своей фатой от Клену». Дождись, значит, суженая, и убереги от ворога, от его копья острого. Повенчала молва народная Клен с Калиною — цветом жарким юные сердца соединяются... И грусть и веселье Клен-красавец музыкой выразить умеет, особенно на гуслях он первый виртуоз, не зря гусли «яворчатыми» прозвали, по имени Клена белого — Явора. Да и скрипка кленовая тихой мелодией в сердце девичье постучится, сольется с его ритмом, слезу накопит.

А тоску и подсластить может: из сока сладкого — «кленовицы» — готовят сахарный сироп: один раз попробуешь, на всю жизнь полюбишь! Клен — одно из деревьев Дажьбога.

У любого дерева есть корни, ствол, ветви, как у любого человека есть голова, тело, руки, ноги, но каждое дерево определенного вида имеет свои характерные черты — цветы, листья, иголки, семена. Каждая порода дерева обладает своими уникальными архетипическими свойствами, отражением которых служит весь образ жизни данного дерева.

Физическая форма дерева выражает его подлинную внутреннюю суть, т. е. характер. Когда мы общаемся с деревом, наши энергетические поля подстраиваются — входят в резонанс и информация, идущая от дерева, взаимодействует с разными гранями нашей личности. Зная об этом, мы можем усилить нужные в данный момент качества собственного характера: что-то убрать, что-то исцелить, что-то сделать более гармоничным.

Если прислониться к дереву спиной, расслабиться и настроиться на него, то обязательно появятся какие-то мысли, эмоции, воспоминания, как правило, на тему особенно волнующую нас в данный период жизни. Мы можем получить ответы на свои внутренние вопросы, осознать причины неудач, т. е. посмотреть на себя со стороны под другим углом зрения, открыть как можно больше граней собственной личности и, главное, изменить ее в лучшую сторону.

Накопив знания о свойствах разных деревьев, люди издавна использовали их себе во благо. Если нить, ткань, вышивка — это женская сфера, то взаимодействие с деревом — дело мужское. Мудрый отец даже получал сведения о характере маленького ребенка, используя деревянные чурочки разных пород деревьев: к чему дитя больше тянется, то и стоит на первом месте.

 
Алеся Алисиевич «Проникаю. Песнь кедра»